Victor Gritsyuk (wildrussia) wrote in middle_life,
Victor Gritsyuk
wildrussia
middle_life

Category:

О жанровой фотографии Middle Life

По любезному разрешению редакции начинаю публикацию моей програмной статьи о новом добром российском жанре фотографии "Midle Life" из сентябрьского номера журнала ФОТО/ВИДЕО этого года. Так как текста много, то будет две поста. И есть момент насчет фотографий - опубликованные в журнале уже опубликованны были ранее в моём ЖЖ. Поэтому к тексту прилагаю мои, неизвестные зрителям фотографии в стиле "обыденная жизнь". Надеюсь - это только обогатит текст.










ПОЭЗИЯ БУДНЕЙ
Часть первая

Существует много взглядов на то, какой должна быть
фотография. Кто-то считает, что хорошая фотография,
вне зависимости от ее содержания, — только та, что в богатой
раме и гармонирует с окружающим интерьером. Другие
исповедуют принцип — чем хуже отраженное на снимке, тем
лучше. Рецепт Виктора Грицюка очень прост — фотография
должна быть правдивой и доброй. 


(c)photo by Victor Gritsyuk                                              Учитель из Плеса

Страну неумолимо затягивает в сети цифровых технологий. Сначала на нас навалился компьютер и убил такие красивые и сложные пишущие машинки. Теперь же в магазинах все сложнее купить нужную фотопленку, зато ассортимент цифровых камер и аксессуаров пополняется ежедневно. Количество ежечасно снимаемых фотографий в России стремится к числу жителей. Любопытные люди с цифровыми мыльницами проникают во все щели страны и мира и снимают, снимают, снимают все подряд… 

Фотографирование не на словах, а на деле становится самым доступным и демократичным видом творчества. Но куда девать фотографии? Конечно же, в глобальную паутину. А интернет уже разбухает от фотографий, как бурная река в половодье. Каждый автор спешит представить единственный «шедевр» жанра, но большинство страдает многословием. Выставки в рамах теряют смысл от количества ежедневно рождающихся снимков. Все как-то забыли, что по-настоящему хорошего не бывает много. Например, гениальный Родченко известен двумя десятками фотографий, но вдруг выставляются отброшенные им дубли и варианты, и мастер слабеет, растворяется в черновиках. 

Некоторые из нынешних молодых людей с «цифромыльницами» станут в будущем известными мэтрами. Они создадут, наконец, то, что культурный мир станет называть российской фотографией, четко отделяя ее от советской. Но это еще впереди, а сегодня мы переживаем интереснейшее время. Сегодня мы наблюдаем, как сама история задвигает на дальние полки памяти все вторичное и легковесное из «пленочного периода», оставляя только стоящее. Но здесь мы коснемся не фотографии вообще, а лишь одной ее области — жанровой фотографии. 

Для начала определимся с понятиями — только с этого начинаются более-менее серьезные разговоры. Мне ближе суховатое, хотя и внятное определение, что репортажная жанровая фотография — это вылавливание фотокамерой из реальной жизни честных эмоциональных картинок. Считают, что в жанровой фотографии существует и придумывание задним числом смысла там, где в реальности его не было, но кадр случайно выстроился так, что кажется, будто этот смысл есть. Ну, что же, если выдумано правдоподобно, то почему бы и нет, а если явно притянуто за уши, то становится неловко за автора. Но в идеале — это должна быть сама жизнь. 

Есть еще большие сложности с оценкой работ. Некоторые зрители просто предлагают делить фотографии на «хорошие» и «не очень хорошие». Согласен, что так было бы проще всем. Но проще не получается оттого, что критерии и планки у каждого свои. Сколько людей, столько и мнений, а авторитетные фотографические искусствоведы в нашей стране — пока птицы редкие. Мне кажется, что крепкая жанровая фотография по тонкости, цвету и настроению должна максимально приближаться к реалистической живописи, ведь мы снимаем настоящую жизнь. И тогда сразу отсеиваются миллионы сомнительных
дублей. 

Про наследство и сегодняшний день
Давайте попытаемся взглянуть на наше наследство в жанровой фотографии. Советская — она вся была пропагандой, даже когда представляла репортажные снимки с участием детей. Ведь тогда нельзя было на улице просто поднять к глазам фотоаппарат и что-то долго снимать. Как и всякий тоталитарный режим, наш боялся неконтролируемого фотографирования реальности. Параллельно с партийной цензурой в самом фотографе всегда срабатывала цензура внутренняя — то, что сегодня бы назвали «нюхом на конъюнктуру». «Большой брат» стоял за каждой спиной. В подражание живописи социалистического реализма (а больше некому было подражать) фотография изготавливала образы мечты из реальных объектов. 

По технологии съемки дошедшие до нас фотографии, выдаваемые за «объективный портрет советской эпохи», являлись более-менее талантливыми постановочными кадрами. Отдельные правдивые фотографии, снятые «для души», не делали погоды. Искренние они — в том специально-советском смысле этого слова. На деле же и они не выходили за официальные рамки. Они были умиленными, наивно-романтичными, «детскими» — вроде портрета на шоколадке «Аленка». Новая для страны волна жесткой и правдивой жанровой фотографии начиналась с естественного протестующего крика в обществе несвободы. В противовес официальной «показухе» и фотоклубовским «художественным» соплям с голыми девушками в песках, деревянным зодчеством и морщинистыми лицами старух она эзоповым языком осторожно стала вскрывать фальшь режима. Не знаю, кто первый назвал ее «чернухой», но название прижилось. «Чернуха» демонстрировала несоответствие «слова и дела» на примере жизни обычных людей города и деревни. На этом этапе наше стремление к свободе совпало с интересами западных недоброжелателей. На российских фотографов посыпались гранты и престижные премии за то, что они закрепляли в фотоискусстве именно такой образ страны. 

Однако вскоре модная «чернуха» вызвала у части интеллигенции отвращение. Ситуация неожиданно перевернулась так, что искренняя борьба за «освобождение угнетенной страны от тирании» странным образом превратилась в презрение к этой самой стране. Писатель Александр Зиновьев заметил тогда: «Целились в коммунизм, а попали в Россию». И острая жанровая фотография сыграла здесь огромную роль и как обвинительный документ, и как обоюдоострое оружие. Так возникла необходимая в те времена перемен, и почему-то дожившая неизменной до наших демократических дней привычка бунтовать против властей. Наверное, главный секрет в том, что «революция продолжается» — как убеждает нас телеканал «Культура». Оттого находят фотографы в революционности коммерческий интерес, и презрение к «немытой России» до сих пор остается для них пропуском на страницы западной прессы, на международные конкурсы, престижные выставки. Наш «образованный зритель» уже настолько приучен к «чернухе», что как черт ладана боится фотографий добрых, подозревая в них пропагандистскую ложь. Так случилось страшное: в запале протеста мы утратили трезвый, спокойный взгляд на реальность нынешнего дня. Мы не хотим видеть, что к старому нет возврата. Немодно у нас теперь в среде жанровых фотографов собственную родину любить. Успокаивают, что так было всегда в российской культурной элите. Наша элита всегда стояла здесь лишь одной ногою. Вторая была в Париже, Лондоне, Нью-Йорке, Тель-Авиве. Но большинство рядовых россиян двумя ногами на российской земле, и потому хотят видеть страну на снимках такой, чтобы ее можно было любить, а не бояться или ненавидеть. Однако в новостях и прессе она чаще предстает неопрятной и опасной… 

Молодое поколение фотографов по инерции продолжает войну с давно рухнувшим режимом, хотя пришло время строить. Они тратят массу усилий, чтобы отыскать своих страшных героев. Проникают в подземные коллекторы, в тюрьмы, психбольницы, в дома престарелых. Безостановочно снимают сирот и алкоголиков. Давно известно, что мир несовершенен. В каждой европейской стране есть бездомные и наркоманы. Россия, к сожалению, не исключение. Но большинство вокруг нас — нормальные люди, которые женятся, рожают детей, строят дома и сажают деревья — живут нехитрыми каждодневными заботами. Кто же покажет стране и миру нынешнюю обыденную российскую жизнь? Наши дети спросят — как мы жили в переломное время, неужели лишь пьянством, проституцией, содомией и наркоманией, коррупцией и тюрьмами?  

Окончание следует...
Tags: статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments